ДИЕТЫ Каталог
РЕЦЕПТЫ Каталог
В жизни должна быть любовь — одна великая любовь за всю жизнь,
это оправдывает беспричинные приступы отчаяния, которым мы подвержены
Альбер Камю

ПСИХОЛОГИЯ

Красота и страшная сила

Самая опасная сказка о любви — «Красавица и Чудовище». Красавицы обоего пола верят, что в любом чудовище живет прекрасный принц или принцесса. Однако, заколдованные принцы встречаются крайне редко. И пытаясь расколдовать чудовище, красавица рискует погибнуть от несчастной любви. Или сама превратиться в чудовище.

Она была родной сестрой Афродиты, самой Красоты. Земная красота была рождена из морской пены, смешанной с кровью и семенем Неба, вот почему при виде красавицы мужчина испытывает тоску по небесам, воспаряет и, если его крылья слабы, падает в морскую пучину. Красота некоторых женщин не видна сразу. Женщины прячут ее, как цветы от холода прячут лепестки, собирая их в бутоны. Если мужчина смотрит на такую женщину с теплотой, ее красота перед ним раскрывается, и он видит живую Афродиту, которую не зря называют богиней любви и красоты, ведь одно не живет без другого. Не дождавшись влюбленного взгляда, некоторые женщины так и живут, не догадываясь о собственной красоте.

Она была из тех особенных женщин, красота которых никогда не сворачивается в бутон, а цветет при любой погоде. Ей не требовалось чужого тепла и восхищения, чтобы распустить обаяние пышным цветом. Если другие женщины не верят в свою красоту и робко раскрываются только перед любящими, она светилась и искрилась всегда, потому что знала магический секрет: красота расцветает от любования, даже если это любование самою собой.

Мужчины, которые попадали в поле ее чар, не могли оторваться от зрелища, которое представляла собой ее красота. Редкие из них соглашались на роль восторженных наблюдателей. Большинство охватывало желание присвоить этот чудесный предмет, спрятать от других глаз и наслаждаться безраздельным господством. Ей, однако, абсолютно не хотелось становиться вещью, к которой владелец со временем может потерять интерес. Некоторые из мужчин хитрили, убеждая ее в том, что они готовы на вечное рабство, если она согласится стать их собственностью. Она же была достаточно умна, чтобы понимать, что собственник всегда является хозяином, даже если притворяется рабом. Что касается ее сердечных симпатий, ее чувства были охвачены любованием одною собой. В сердце ее не оставалось места для другого образа. В этом была сила ее чар, и в этом же заключалась причина ее одиночества.

Одиночество, правда, не мешало красавице иметь толпу поклонников, одаривающую ее не только дифирамбами. Она жила в огромном особняке, имела свиту прислуги и столько драгоценностей, что их хватило бы на украшение царского гарема. Чем больше знатных поклонников у нее было, тем больше их становилось, потому что мужчины, как известно, склонны следовать правилам сословий. В высшем сословии стало считаться обязательной модой — ухаживать за этой красавицей, и поцелуй, который кому-нибудь удавалось сорвать с ее уст, ценился выше, чем приобретение редкой коллекции гравюр или покупка замка.

Однажды красавица попросила остановить свой сверкающий кабриолет около небольшого рынка и в сопровождении зоркой охраны подошла к лотку с фруктами, чтобы лично выбрать для себя самые красивые персики. Продавцом на лотке был уродливый карлик, столь чудовищный, что она вздрогнула, взглянув на него. В ее душе появилось такое омерзение, что ей сейчас же стало стыдно за свое высокомерие и жестокость. Она привыкла быть высокомерной и жестокой с теми, кто тщеславно искал ее любви и самонадеянно добивался близости. Но этот несчастный! Небо и так достаточно поиздевалось над ним, чтобы она, одаренная природой с щедростью, добавляла к издевке свою брезгливость. Стараясь исправить дурной поступок, она взяла с лотка розовый персик и со всей возможной нежностью посмотрела на продавца.

Из налитых кровью глаз карлика с нависшими веками на нее взглянула сама злоба. Это была злоба такой силы, что она отпрянула, будто сам дьявол глянул на нее из чрева преисподней. Нельзя считать, что до этой минуты красавица ловила на себе лишь взоры, полные восторга и любви. Нет. Ей приходилось видеть гнев в глазах отвергнутых поклонников и даже ярость, в которую превращается неистовая ревность. Она привыкла, что некоторые мужчины смотрят на нее с демонстративным безразличием или даже с действительным равнодушием, например слуга, которому перед купанием она сбрасывает на руки шелковый халат, оставаясь во всем блеске наготы, столь же совершенной, сколь и недоступной для него, а потому не вызывающей в нем желания. Получая признание окружающих как само собой разумеющееся, красавица никогда не искала любви, а потому без сожаления относилась и к ее отсутствию.

Взгляд карлика перетряхнул все в ее прекрасной голове, привыкшей созерцать мир сквозь вуаль сладкой дремы. Она не знала и не ведала, что человеческое существо может вмещать столько злобы. Она словно увидела, с какой страстью это чудовище набросилось бы на нее и растерзало своими когтями, превратив ее благоухающую красоту в гадкое месиво. Красавица отшатнулась и, если бы не ловкие руки охранника, упала бы без чувств, обожженная адским пламенем. Розовый персик выскочил из ее рук и покатился по земле, разбивая сочную мякоть о камни и пачкаясь в грязи.

Вечером красавица подошла к своему любимому зеркалу в черепаховой раме, и впервые в жизни ей не доставило удовольствия то, что она там увидела. Конечно, она была хороша, блестящие от слез глаза, раскрасневшиеся щеки и губы только добавляли ей привлекательности, но теперь эта привлекательность показалась ей жестокой и даже преступной. Красавица думала о том, что она, как и вчерашний карлик могла бы родиться в безобразном теле, и мужчины брезговали бы не только целовать ей руки, но и покупать из ее рук фрукты. Она вспомнила, какими глазами смотрел на нее карлик, и впервые в жизни вместо благодарности Небу за свою красоту, подумала о несправедливости Неба. Взгляд карлика на нее был не лютой злобой, а великой обидой. Как и красавицу его однажды родила женщина, но даже собственная мать не могла испытывать к нему ничего, кроме отвращения.

Красавица вспомнила, с какой нежностью она взглянула на карлика. Если бы она смотрела на него брезгливо, как смотрят все, он только гримасничал бы и пытался казаться шутом, чтобы продать ей побольше фруктов. Нежность красавицы встретила такой отпор, потому что разбудила в его сердце то, что спало мертвым сном. Ведь карлик был мужчиной! Он никогда не пробовал женщин и не желал об этом даже мечтать, но… Небо, наградив его уродством, не отняло у него того, что есть у всех мужчин. Поняв это, красавица почувствовала, как эта мысль ошпарила ее. Она вспомнила, какая сила исходила от тела карлика, какая бешеная энергия отражалась в чертах его лица, сколько звериной страсти рвалось из глаз…

По приказанию красавицы карлика отыскали и привезли в ее дом. Пока его мыли, умащали и потчевали яствами, он был притихшим, только налитые кровью глазки злобно зыркали на слуг в ожидании подвоха. Когда сытого и ухоженного карлика, завернутого в атласные одежды, привели к красавице, он вдруг стал яростно визжать, ругаться, кусать слуг и рваться из спальни. Запертый с красавицей наедине, он прижался к двери и уставился на нее тем самым взглядом, который так потряс ее, и к которому теперь добавлялось презрение, с коим добропорядочные господа смотрят на уличных девок. Красавица, готовая к сопротивлению карлика, с осторожностью повела беседу, уговаривая его принять ее искреннюю любовь и нежность. Видя, что на карлика сладкие трели не производят впечатления, красавица пустила в ход все свое красноречие. Она описывала, какое желание он в ней вызывает, каким сильным и мужественным ей кажется. Она молила его поверить и клялась не обмануть доверия.

Через час жарких уговоров, разгоряченная красавица уже любила карлика всей душой. Острое чувство вины, захватившее ее в начале, теперь превратилось в страстное желание подарить себя. Зная секрет красоты, которая обязательно является вслед за любовью, красавица упустила из виду, что чары Афродиты, коими она владела, могут быть направлены и против нее самой. Сидя на полу в ногах карлика красавица неожиданно поразилась тому, насколько он хорош. Карлик был красив поразительной и страшной красотой хищного насекомого или опасной змеи. Такая красота не ласкает взгляд, а пугает и гипнотизирует, завораживает и подавляет. Могущественный карлик возвышался над покоренной красавицей как божественный Приап, которому поклонялись древние цивилизации.

Когда под утро кумир наконец отдался в объятия измученной красавицы, она испытала райское наслаждение. Хотя карлик был скуп на ласку, ее тело таяло как масло, а сердце бешено колотилось в груди, становясь с каждым ударом больше и больше, пока не разорвало ее на мириады сверкающих брызг и не развеяло как звездную пыль…

Утром великий любовник бесследно исчез, слуги искали его по всему дому, а потом по всему городу. Красавицу трясло как в лихорадке, она кусала руки и кляла себя за то, что не смогла дать карлику достаточно тепла, чтобы оттаяло его сердце, замороженное жизнью без любви. Карлик, между тем, преспокойно отсиживался в ее погребе, развлекаясь дегустацией вин. Наверху он собирался появиться во всей своей красе немного позже, когда красавица посильнее соскучится и оценит его подороже. Бедная красавица поглупела от страсти, которую сама себе внушила. Впрочем, люди всегда сами внушают себе страсть, в надежде отогреть этим теплом холодного карлика в любимом человеке.

Спустя некоторое время жизни с красавицей, под крылом ее материнской заботы и в лучах горячей любви, карлик переменился. Конечно, он по-прежнему оставался карликом, гордым и злобным, но теперь это был роковой карлик. Красавица обожала его и даже мирилась с тем, что безумной страсти, которая ей когда-то померещилась в карлике, нет и в помине. Красавице хватало собственного обожания и того наслаждения, которое она получала от растворения в любви. Карлик снисходительно принимал ласки своей любовницы, нимало не удивляясь ее выбору. Он искренне верил, что, не смотря на физическое уродство, обладает демоническим шармом и чарами, покоряющими женские сердца.

Выходя с красавицей в свет, он смотрел на других дам с таким откровенным цинизмом, что дамы приходили в волнение. Кто этот мужчина, от которого сошла с ума первая красавица? Обращаясь со своей красавицей презрительно, карлик ожидал, что это должно произвести эффект. И действительно, великосветские мужчины постепенно начали смотреть на карлика с почтением. А женщины млели от его взгляда. Красавица, замечая, что карлик флиртует с другими дамами, полагала, что он жестоко испытывает ее, прежде чем решиться доверять. Она терпела все выходки своего чудовища, надеясь, что симпатия других дам поможет ему изжить обиду, и тогда карлик окажется способен любить.

Карлик ездил в шикарных авто, одевался у лучших мастеров, пользовался кредитной картой и имел много личного времени, на которое красавица не смела покушаться. Теперь он редко позволял ей переступить порог его спальни, а по светским салонам поползли слухи о таланте карлика в амурных делах. Говорили, что он обладает такой чудовищной потенцией, что женщина, которая провела с ним ночь, уже никогда не сможет получить удовольствие от обычного мужчины. Хотя красавица совершенно точно знала, что никакой потенцией карлик не обладает, эти разговоры приводили ее в безумство. Может быть, только с ней карлик так слаб? Возможно, другие женщины будят в нем зверя?

Неизвестно, каких масштабов достигла бы эта эпидемия. Не исключено, что постепенно она превратилась бы в пандемию, и дамы всего мира выстроились в нескончаемую очередь, чтобы за огромную плату лобызать обувь божественного карлика… если бы в один прекрасный момент не вступил в силу закон противодействия. Карлик оказался настолько захвачен собственной красотой, что так же, как однажды красавица, попался в ловушку Афродиты. Ему приглянулся сын булочника, торгующий в лавке по соседству. Каждый день проезжая мимо лавки в новом авто с новой подружкой, карлик отмечал, что красивый сын булочника провожает его взглядом, полным зависти. Карлик наслаждался восхищением бедного юноши, которому не снились ни такие автомобили, ни такие женщины. И чтобы усилить свое наслаждение, карлик стал приглашать юношу с собою в свет, демонстрируя ему почтение мужчин и обожание женщин.

Однажды карлик привел своего молодого дружка в спальню к красавице и потребовал, чтобы та научила его любви. Красавица стала умолять карлика пощадить ее и не требовать такой жертвы, но карлика мольбы красавицы только распалили. Он хотел подарить юному возлюбленному тело красавицы и показать, что ее любовь останется принадлежащей ему одному. Когда несчастная красавица сдалась, и сын булочника, дрожа от нетерпения, обнял ее, сквозь слезы она увидела пылающий взор своего холодного карлика. В его глазах была страсть, о которой она столько мечтала, за которую горела в аду и боролась не на жизнь, а на смерть. Страсть была сильной, но относилась не к ней. Красавица поняла, что для осуществления мечты ей не нужно было никаких усилий и жертв, а надо было родиться сыном булочника. Красавица оттолкнула юношу и выгнала его из дома. Вслед за ним был вышвырнут наглый карлик.

Еще какое-то время карлика принимали в свете, но узнав, что красавица бросила его, женщины начали задумываться, а чем, собственно, привлекает их этот безобразный человечек. Вслед за женщинами и мужчины, пожав плечами, отвернулись от карлика. Звезда карлика закатилась. А булочник, застав его однажды в своей лавке, спустил беднягу с лестницы, чтобы про его единственного сына люди не судачили, невесть чего.
© Марина Комиссарова


Раздел: ПСИХОЛОГИЯ

Просмотры: 2091

  • Путь из Ада: Хрустальный гроб
  • Антифатум — путь из Ада
  • Какой муж лучше — полигамный или моногамный?
  • Те, кто ждет свою принцессу
  • Моника Беллуччи
  • Красавица и чудовище / Физиогномика
  • Магия дурнушек
  • Безусловная любовь
  • «Холодных» женщин очень мало!

  • Есть интересные идеи? Вы пишите статьи? Вяжете? Вышиваете? Любите пошаговые фоторецепты? Присылайте! Лучшее – опубликуем!